КАННЫ И ПОСЛЕ: ДЖАРМУШ И КОЭНЫ

В общем, я понимаю, что Канны всем уже поднадоели, и хочется других новостей. Но все-таки – еще парочку замечаний. Тем более, что большинство моих друзей и знакомых увидят эти фильмы позже.

Первое – про Джима Джармуша («Выживут только влюбленные»; конкурсный фильм Каннского фестиваля, оставшийся без призов). Это один из моих любимых режиссеров. Поэтому прошу всех, кому он нравится и кто много ждет от его нового фильма: самое главное – не читайте рецензий, не готовьтесь к просмотру, просто идите и смотрите, когда будет возможность. Боря Нелепо абсолютно прав http://seance.ru/blog/only-lovers/. Его тоже не читайте, просто оцените, как человек понимает, что в данном случае, чем меньше напишешь, тем лучше.

only-lovers-left-alive

Это вообще особая и несправедливая история про фильмы, уничтоженные или, по крайней мере, униженные излишним вниманием. Я помню, как здорово было смотреть «Пределы контроля» Джармуша на Карловарском фестивале, после того как они не попали в Канны. С «Влюбленными» получилось ровно наоборот: огромные ожидания, и в результате – по первому впечатлению, скромная, слегка занудная работа, которая могла бы прозвучать откровением, будь она раскопана вами где-нибудь на чердаке мирового кинопроцесса. Но нет – она, увы, в конкурсе Канн. (В скобках замечу, что такой же судьбы – быть найденной в камере забытых вещей – я пожелал бы «Боргману» Алекса Вармердама.) Не читайте ничего и не готовьтесь к просмотру – тогда будет вам счастье.

А второе – про Коэнов. Этот фильм («Внутри Льюина Дэвиса», участник каннского конкурса и лауреат Гран-при жюри) поначалу кажется очередной сверхпрофессиональной шуткой безукоризненных братьев. Но поверьте мне, пройдет время, и «Льюин Дэвис» окажется едва ли не лучшим их фильмом. Посмотрите на заглавного героя в исполнении Оскара Айзека: в его лице и тоскливых песнях – абсолютная уверенность человека, который знает, как надо, в сочетании с абсолютной потерянностью от того, что время этого «как надо» еще не пришло.

Llewyn-Davis

Если по-простому, вот-вот кантри-баллады станут песнями самовыражения и протеста (время действия фильма – 1961 год), а он мается с собственной грустной неприкаянностью и не знает, к чему приложить слишком рано открывшийся талант.

Мораль, собственно, простая. Даже в наше, сверхпроворное на похвалу и хулу время, есть фильмы, час которым придет, но не сейчас. А чуть позже. Когда мы станем чуть умнее и чуть внимательнее.


Комментарии: